Агата Барокко

Для творчества нужно вдохновение, и это не простая отговорка, а данность. Хорошо, если источник вдохновения материализуется в человеке. Тогда за музой можно наблюдать часами, а потом выдавать на-гора новые коллекции, пленяющие ароматы, аксессуары, за которыми будут гоняться все модники планеты.

Юбер Живанши и Одри Хепбёрн

Девушка с внешностью оленёнка Бемби и один из самых застенчивых французских дизайнеров — обозвать эту судьбоносную встречу коллаборацией язык не поворачивается. А дело было так… Летом 1953 года секретарь сообщила Юберу Живанши, что у него назначена встреча с мисс Хепбёрн. Модельер был приятно взволнован: как-никак блистательная Кэтрин Хепбёрн! Но порог его модного дома переступила её тёзка — юная, совершенно неизвестная во Франции Одри Хепбёрн. 24-летняя актриса сказала, что ищет дизайнера для своего нового фильма «Сабрина». У Живанши не было времени создавать одежду для дебютантки, и он предложил ей выбрать наряды из уже готовой коллекции.

После выхода картины количество клиенток дома Живанши увеличилось втрое. А «малышка Одри» (как называл её сам кутюрье) поняла, что теперь её внешний вид в надёжных руках. Со свойственной ей детской непосредственностью она признавалась: «Я нахожусь в такой же зависимости от Юбера Живанши, как американцы от своего психоаналитика».

Эта дружба длиной в сорок лет расширила границы творчества Живанши. Именно для Одри он выпустил свои первые духи. Обстоятельства их возникновения печальны и трогательны одновременно. Одри впала в жесточайшую депрессию после выкидыша. И Юбер произнёс: «Я запрещаю тебе грустить». Позже эти слова обрели материальную оболочку в виде флакона духов «Запрет». «Даже не рассчитывай, что я поделюсь с кем-нибудь этим чудом!» — воскликнула актриса. Три года она не позволяла выпускать духи в продажу. В 1960 году «Запрет» всё-таки появился на прилавках, и его буквально смели женщины, мечтающие «пахнуть, как Одри».

40 лет дружбы и чистого творчества — перед этим меркнут современные мимолётные увлечения (Лили Аллен и Карл Лагерфельд, Эмма Уотсон и он же, Агнесс Дейн и Генри Холланд и другие).

Ив Сен Лоран и его музы


Ив Сен Лоран вдохновлялся сразу несколькими музами. Их количество разнится, но давайте остановимся на прелестницах, чьи заслуги не подлежат сомнению.

Во-первых, Катрин Денёв. После успеха «Шербурских зонтиков» ей хотелось закрепить позиции и навсегда влюбить в себя публику всей Европы. Для этой миссии она выбрала уже всемирно известного Ив Сен Лорана. Первым станет длинное платье из белого крепа с красной вышивкой — в нём Катрин предстанет перед английской королевой в 1965 году.

Через год после знакомства вдохновлённый Лоран одевает актрису с головы до ног в провокационной ленте Луиса Бунюэля «Дневная красавица».

О многолетней дружбе Катрин Денёв отзывается так: «Специально для меня он сшил за свою карьеру не более пары десятков платьев. Это были громкие поводы — церемония «Сезар» или Каннский кинофестиваль. В остальное время я просто выбирала из того, что он представлял на подиуме в коллекциях прет-а-порте и haute couture. Иногда я просила изменить цвет того или иного платья на тот, который был более подходящим для блондинки, но не более того. Меня никто ни разу в жизни не заставлял надевать платье от Yves Saint Laurent. Желание быть в его нарядах рождалось у меня самой и доставляет мне удовольствие до сих пор».

Бетти Катру, высокая блондинка, предпочитающая мужской стиль в одежде, сразу запомнилась Лорану. Он пригласил её поучаствовать в показе, но она отказалась, чем ещё сильнее привлекла его внимание.

По словам Бетти, с тех пор они и не расставались. «Скорее всего, именно мой мальчишеский стиль вдохновил и подтолкнул его на использование мужской эстетики в женских коллекциях». Бетти абсолютно права, ведь именно ей Ив Сен Лоран посвятил коллекцию Le Smoking Dress, соединяющую мужское и женское начала.

Дизайнер и модель Лулу де ла Фалез была без ума от восточного стиля. А Ив Сен Лоран, в свою очередь, был без ума от её умения комбинировать принты и фактуры. Эта муза привнесла в одежду Лорана этнические ноты.

Есть в творчестве Лорана и русский след. Когда он познакомился с Лилей Брик, ей было уже 85 лет. Но впечатление от встречи было неизгладимым. Он создал для неё вечернее платье, а она придумала имя его бульдогу — Мужик.

Майя Плисецкая не могла не очаровать кутюрье. Он занимался её нарядом для постановки «Гибель розы». В результате на премьере балерина блистала в нежно-розовом шифоновом хитоне.

Анн Демельмейстер и Патти Смит


Анн Демельмейстер, бунтарка из антверпенской шестёрки, и музу нашла себе под стать — певицу и поэта Патти Смит. Эти вечно молодые женщины даже выглядят, как сёстры. Коллекции Демельмейстер звучат в унисон со стилем Патти: ассиметричный крой, чёрно-белая гамма, эстетика модернизма. Патти частенько сопровождает показы подруги чтением стихов, а строчки из её песен получают второе рождение на дизайнерской одежде.

Viktor&Rolf и Тильда Суинтон


Совсем другой эталон красоты у дуэта Viktor&Rolf — инопланетная актриса Тильда Суинтон. В 2003 году они посвятили ей целую коллекцию, показ которой она же и открывала. На показе все модели стали клонами Тильды — с бледной кожей, рыжими волосами и чем-то потусторонним во взгляде.

Марк Джейкобс и София Коппола

Дружба Марка Джейкобса и Софии Копполы вылилась в полноценное сотрудничество. К примеру, одну из своих сумок Марк назвал Sofia bag. В то время, когда Марк возглавлял дом Louis Vuitton, София не просто приняла участие в рекламной кампании, но и уговорила на это своего отца — режиссёра Френсиса Форда Копполу. Марк ответил добром на добро — ролик для его аромата Daisy снимала, конечно же, София.

Похожие

Загрузить еще
баннер